sniper.ru - Все об охоте и рыбалке
Главная | Каталог | Документы | Новости | Опросы | Голосования | Фотографии | Форум | Гостевая книга | Ссылки

Медведица с медвежатами

Был у меня очень хороший приятель - Петя, Пётр, Петруша... Почему был? Да. уехал он в США, трудно сказать по велению чего: разума, сердца, души. Папа его был мордвин, мама русская. Обаятельнеший мужик, умница, закончил два вуза: им. Мориса Тореза и медицинский, да еще и двухгодичную Пожарную академию. Петруша утверждал, что три раза лежал в одной больнице. Но, понимая как медик, что лечение бесполезно, взял да завязал: чай и кофе, не более того. Занялся охотой, воспитал лайку, окончил курсы кинологов, отстажировался, и я ему дал рекомендацию на получение первичной категории, тогда второй. В один из его приездов в Россию, в середине 90-х годов, мы случайно встретились, обрадовались друг другу, долго говорили. Сами понимаете, главный вопрос: «Ну, как там, Петруша?» А он отвечает - «Да все есть, радости нет...». Я встревожился - не развязался бы...

Так вот, этот Петруша до моего очередного отъезда на Север напросился ко мне на охоту: собаку поставить, в избушке пожить.

Приехал он в начале октября, встретил я его, привел «домой», ввел в курс дел, и начали мы с ним обихаживать путики, стрелять птицу, ловить хариуса, вести долгие разговоры сначала у костра, потом у горящей печи Птицы было изобилие, добывали по надобности, без излишеств. Как-то наметили мы пройти маршрут по ручьям, проверить их на наличие норки. Вышли рано утром, путь - где по-сухому, где по болоту, в полдень присели попить чаю, отдохнуть. Со мной были две моих лайки - Кент и Кена, Петр со своей Мокшей. Все собаки были рядом с костром, потом я заметил отсутствие Кента. Через некоторое время в стороне нашего следа, примерно в полукилометре, кобель «забасил» по зверю. Я подумал, что по лосю, и особо не насторожился. Лось мне не был нужен, и я в свое время приложил много усилий, чтобы кобель не привязывался к нему. Голос медленно, по кругу, обошел нас и удалился в сторону Вересовой Рады - очень тяжелого болота.

Отдохнув, вышли на квартальную просеку и по берегу реки вернулись к старому поселью, где стоял вагончик. Голос кобеля был еле слышен, и мои надежды на его скорое возвращение оказались ошибочными. Предложил Петруше сходить снять кобеля, но бедный мой напарник стёр себе пятки в кровь неудобными ширпотребовскими сапогами.

Оставив все лишнее, налегке я вернулся к просеке, пересекаю болото. Год был сухой, и оно здорово подсохло. Где между кочками высотой в метр, узкими и частыми, где утопая в грязи, я старательно шел на голос. Было уже не так далеко, но голос удалялся. По возможности, срезая углы, подошел метров на 150. Тишина, золотой закат, кобель с каким-то тупым остервенением лает неизвестно на кого. Недалеко уже стена векового ельника - темного, обросшего висячими лишайниками, ну прямо Берендеево царство! И здесь стали слышны какие-то непонятные звуки. Потом понял: медведица, да не одна.

Преследование продолжилось в ельнике. Сразу стало сумеречно, жутко. Моя Кена пошла проверить, на кого лает Кент, молча вернулась и села рядом со мной. Я стал лихорадочно проигрывать все варианты, и были они не в мою пользу: одна рабочая собака, разъяренная медведица, элемент случайности...

Выстрелил в воздух, стал свистеть и звать Кента. Тот сразу пришёл. Я бросился к нему, пристегнул поводок и, покрикивая-постукивая батожком по сухим сучьям, довольно быстро вышел на старый зимник, направлением запад- восток. Остановился, перевел дух, и на подъеме, метрах в трехстах, в закатных лучах увидел три «шарика», спокойно переходящих дорогу: один большой и два маленьких. Все стало ясно. Правильно я сделал, что не пошел на контакт со зверем, это и смертельно опасно было, и потом, как в анекдоте: «я-то что, детей жалко…».

По зимнику, а до вагончика идти километров пять, быстро зашагал обратно. Сумерки густели, но путь был знаком, и вскоре показался вагончик. Петр стоял рядом с ружьем на плече. Посмоп5ел - наказ не выполнен, дрова не заготовлены. «А где дрова?» - «Да знаешь, какой-то мужик все по тому берегу ходил, откуда я знаю, кто он? Может, беглый… С ружьем на плече много аров не наколешь...». Посмеялись мы с Петрушей, быстро заготовили дрова, затопили печку и прекрасно переночевали.

На обратном пути, утром, словно по заказу то тетерева, то глухари, то утки на реке! Показали Мокше, насколько возможно, боровую дичь, засветло пришли в избушку, занялись по хозяйству. Незаметно накатил вечер, наловили хариусов, посолили в кастрюле, затопили печку, залегли на нары и долго обсуждали все варианты случившегося за день.

Для Кента эта самостоятельная работа по медленно перемещающемуся зверю была характерной. Медведица не бросала медвежат, шли они медленно, и Кент часов пять развивал силу голоса! Да и вязкость тоже. Он все умел: отслеживал ход медведей, при остановке облаивал, но никогда не лез на рожон, почему и прожил долгую жизнь - 11 лет. Думаю, что если бы у него был «оборзевший» напарник, они смогли бы вдвоем спокойно останавливать зверя. Но Кент привык надеяться на меня, и очень хорошо понимал, что нужно хозяину, а что нет. Такой собаки у меня больше не было.

Через несколько дней Петр уехал. А зимой пришли ему документы на выезд, и встретились мы лишь через несколько лет.

Моя охота продолжалась, собаки показывали иной раз просто чудеса сообразительности и верности хозяину. Сначала было грустно от расставания с прекрасным собеседником и хорошим человеком, постепенно я адаптировался к одиночеству. Никого - и ничего.

«Российская охотничья газета», №27, 2003 г.

Виктор Мунистов


© 2001-2002 Sniper.Ru
Designed by VVV.RU
Экстремальный портал vvv.ru TopList Rambler's Top100 Rambler's Top100
Информация о сервере
Размещение рекламы